RSS Контакты
Кыргызская Республика

Кочевники ли кыргызы?

27.06.2018 | Мнения и комментарии

Жылдыз Урманбетова, доктор философских наук, профессор

Мы, а вместе с нами и весь мир, находимся в шаге от проведения III Всемирных игр кочевников. В этой связи невозможно не задуматься о феномене кочевых игр, и глубже – о самих кочевниках и сущности кочевья как образа мышления и образа жизни. Не менее интересным является вопрос – являются ли кыргызы кочевниками в исторической ретроспективе? Этот вопрос волнует на протяжении довольно длительного времени, обострившись в последнее время и породив споры. На вопрос «кочевники ли кыргызы?» многие историки с воодушевлением отвечают резко отрицательно, сопровождая такой ответ не менее пафосными восклицаниями о том, «что мы не дикари, мы не кочевники, у нас своя глубокая культура». Так в чем же смысл кочевья?

Деление человечества на оседлые и кочевые народы старо как мир. При этом если заглянуть в историю, кочевники никогда не волновались на предмет того, что о них подумают другие. Это и есть позиция самодостаточности, о чем неуклонно повторяют психологи, как в прошлом, так и настоящем.
 
Именно представители оседлых цивилизаций неустанно и нарочито навязчиво, из века в век, утверждали о том, что культура может зародиться только в условиях оседлости. При этом также неустанно повторяли, что кочевники – дикари и варвары, способные лишь на разрушения, чему можно привести достаточное количество ученых Востока и Запада, не сомневающихся в этом (А.Тойнби, Ф.Ратцель и В.Масальский, С.Радхакришнан, Г.Гачев и др.). Кочевники представлялись ордой, сметающей на своем пути все и вся, не способной к созиданию культуры. Подобные лозунги сотрясали историю на протяжении длительного существования человечества. И только кочевникам было абсолютно все равно, как их именуют. Они с позиции стороннего наблюдателя созерцали даль мира и бренность бытия, оставаясь безучастными к борьбе за наиболее приоритетные места в истории. В этом и проявлялась сила, мудрость и благородство самодостаточных представителей рода человеческого.
 
Так было долгие столетия. Споры о глубине развития цивилизаций и масштабах влияния на ход летоисчисления велись в основном между Востоком и Западом, которые мыслились двумя архетипами и традициями культуры. Кочевники же, выступив первотолчком в зарождении всемирной истории, отошли в тень самой истории, предоставив право теоретических дискуссий оседлым цивилизациям.
 
А что сейчас? Некоторые историки и философы активно утверждают, что кыргызы – не кочевники и никогда ими не были, свидетельством чего служат города и веси истории нашего развития. При этом, они счастливы заявить, что мы – не варвары, коими рисовали кочевников представители Востока и Запада, не понимая, что само отождествление кочевья с дикостью и варварством – это стереотипы прошлого, уничижающие существо кочевья. Рождается вопрос – насколько можно подпевать отошедшим в лету истории мотивам?
 
Сама синхронность восприятия кочевников и дикости – есть научная несостоятельность, как говорил когда-то философ-марксист, политическая близорукость. И назойливые попытки отмежеваться от кочевья как нашего исторического наследия – это не более чем остатки «детской левизны в коммунизме». Почему? Потому что нет смысла вертеться в понятийных клише, надо брать глубже и шире, а значит масштабно.
 
Кочевье как способ существования не является синонимом бескультурья и, как следствие, отсталости. Кочевье – это всего лишь другой, нежели оседлый, способ восприятия мира. Да, мир един, а способов его восприятия – много, на то и велик, и многогранен сам человек. Если оседлость – это акцент на линейной вертикали времени, то кочевье – это приоритет пространственных ориентиров. Оседлость – это жизнь в пределах одного географического ареала, когда человек создает письмена и города, занимаясь земледелием. Кочевье же – это жизнь в контексте постижения дали мира, т.е. земельных пространств, при том понимании, что эти земельные пространства все же не бесконечны. При этом человек также оставляет за собой след в виде городов или каких-либо памятников архитектуры, но в этом случае величие пространства находится на первом месте, время же воспринимается не строго линейно, а циклично. Это если говорить в общем и целом.
 
Не углубляясь в теоретические дали, хотелось бы сделать акцент на специфике культуры мышления исторических кочевников, что отличает их от столь же исторических оседлых народов. Так в чем же спор? Имеет смысл просто правильно расставить акценты и приоритеты, не тужась войти в ставшие тесными границы определения цивилизаций.
 
В чем суть кочевников? В том, чтобы играть ключевую роль на поворотах истории, ведя за собой мир. При этом необходимо понимать, что под кочевниками видятся те представители человеческого рода, которые мыслят пространственными ориентирами, не зацикливаясь на времени. Имеет смысл оставить в прошлом клише в отношении кочевников и мыслить в контексте современной науки.
 
Почему роль кочевников усиливается в кризисные периоды человечества? Потому что они обладают талантом созерцателя, что позволяет им предвосхищать некоторые моменты дальнейшего существования. Не об этом ли говорит факт появления в XXI веке феномена цифровых кочевников?! Постижение дали мира вдохновляло не только исторических кочевников, современные представители пространственного мышления все также идут впереди. В контексте развития мира в целом в настоящее время термин кочевник неслучайно актуален и востребован, потому как с течением времени мир сам превращается в кочевой образ существования, что связано с глобализацией. Цифровые кочевники – это современный бренд, понятийная инновация, символизирующая собой свободу без границ. Это продукт глобализации, в этом смысле свобода как универсальная ценность «упаковывается» в виде современного кочевья. В этом смысле современные номады используют метафору кочевья как некую идеализацию, способную придать новый ритм современной жизни.
 
В течение ХXI века этот бренд будет всё более и более усиливаться, потому что вызовы глобализации способствуют нахождению неординарных вещей. В данном случае кочевье – это один из путей, с одной стороны, чтобы выжить и не потерять гармонию с этим миром, а с другой стороны, представить мир в несколько другом ракурсе. Потенциал кочевого архетипа раскрывается подобно вихрю. Сейчас мы в начале этой воронки, которая будет раскрываться, и амплитуда, соответственно, будет усиливаться. Это веяние времени. Открытость современного мира, обусловленная глобализацией с ее разрушением общепринятых границ и вовлеченностью в понятие «единого мира», предполагает понимание кочевья в качестве наиболее современного способа существования человека вообще. Это означает, что при доминанте оседлого способа существования в преломлении отдельных типов цивилизации и систем культуры, кочевье становится неким объединительным началом всех культур, государств, народов. Это ответ человека на вызов истории и времени, т.е. более глубокое понимание кочевья как способа существования.
 
Так кто же кыргызы, инициировавшие проведение Всемирных игр кочевников в мире ХXI века – века высоких технологий? Если быть точными, то необходимо признать, что кыргызам была присуща оседло-кочевая жизнь, о чем говорит сосуществование горных кыргызов-кочевников и жителей преимущественно оседлой Ферганской долины. Надо ли говорить о том, что и те, и другие обладали воззрением на мир?! При этом нетрудно заметить и некоторые нюансы, отличающие их культуру мышления. Представляется очевидным признание многогранности образа мышления кыргызов при доминанте в истории кочевого элемента. Признание истории не означает прямое следование ей в современности, необходимо сохранить мудрость предков и реабилитировать наиболее приемлемые качества благородного, толерантного и экологичного кочевого мышления. Всемирные игры кочевников – это дань истории, культуре и инвариантности нашего архетипа.
 
Литература:
 
Гачев Г.Д. Национальные образы мира. – М.: Советский писатель, 1988.
 
Масальский В.И. Туркестанский край. Россия. Полное описание нашего отечества. – СПб., 1913. – Т.19.
 
Ратцель Ф. Земля и жизнь. Сравнительное земледелие. – Спб., 1896. – Т.2.
 
Радхакришнан С. Индийская философия. – М., 1966.
 
Тойнби А. Постижение истории. – М.: Прогресс, 1991.

Ссылки по теме:

http://analitika.akipress.org


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама