RSS Контакты
Российская Федерация

Мусульманское духовенство Волго-Уральского региона в борьбе с эпидемиями в XIX веке

28.06.2020 | История в лицах

В дни пандемии коронавируса необходимо вспомнить опыт борьбы с эпидемиями, которые были столь часто еще в позапрошлом веке. В обеспечении здоровья мусульман роль играло мусульманское духовенство.

Имя муфтия Оренбургского Магометанского Духовного собрания (ОМДС) Габдессаляма Габдрахимова неразрывно связано с борьбой против эпидемий и началом просвещения татар по европейскому образцу.

В 1830 г. по указанию властей муфтий ОМДС Г. Габдрахимов принял непопулярную среди мусульман меру, требующую отказа от похорон в тот же день. Муфтию пришлось занять позицию в данном вопросе. 9 февраля 1827 г. последовало утвержденное императором мнение Государственного Совета о погребении умерших через три дня после кончины. Старший ахун Казани, имам 5-й мечети Габдессаттар б. Ахмет (Сагитов) по запросу Казанского губернского правления указал, что данное решение противоречит Шариату.

В поддержку его позиции выступил муфтий Таврического Магометанского духовного правления. Однако муфтий ОМДС Г. Габдрахимов заявил, что закон 9 февраля 1827 г. можно распространить на мусульман. Данная норма была утверждена Указом сенатским по высочайше утвержденному положению комитета министров от 13 мая 1830 г. «О неотступлении от общих правил при погребении магометан».

Сам текст Указа отразил вышеуказанную дискуссию: «Правительствующий Сенат слушал рапорт Министра Внутренних дел от 15 апреля 1830 года за № 1039 о том, что из Комитета Министров доставлены ему выписки из журналов 11 января и 18 марта сего года, последовавшие после записки, внесенной Главноуправляющим духовными делами иностранных исповеданий, о допущении для магометан исключения из Высочайше утвержденного 9 февраля 1827 года мнения Государственного Совета относительно погребения умерших не ранее трех дней после их смерти.

В упомянутой записке из журналов Комитета Министров изъяснено следующее: при исполнении Высочайше утвержденного 9 февраля 1827 года мнения Государственного Совета о погребении умерших через три дня после смерти Казанское Губернское Правление вытребовало от тамошнего старшего Ахуна Сагитова объяснение о Магометанских законах, повелевающих совершать погребение в день самой смерти.

Правительствующий Сенат, получив о сем донесение Губернского Правления, потребовал мнения от Главного управления духовных дел иностранных исповеданий, а оное предписало Таврическому и Оренбургскому Магометанскому духовному начальству, рассмотрев приводимые Казанским Ахуном Магометанские законы, представить свое мнение, имея при этом ввиду благотворную цель закона для самих Магометан.

Таврический Муфтий, рассмотрев в собрании Улемов Магометанские законы, донес, что они действительно предписывают погребение умерших в день смерти и подтверждаются в разных законных книгах. Эти законы очень почитаемы, и из-за ежедневного исполнения столь известны народу, что при всей готовности исполнять благодетельные намерения Правительства, не дают возможности согласить их с Высочайше утвержденным мнением Государственного Совета. Муфтий присовокупил к законам, приводимым в объяснение Казанского Ахуна, выписку других законов, подтверждающих оное.

Оренбургский Муфтий вместе с Оренбургским Магометанским Духовным Собранием, не принимая Магометанских законов в таком строгом смысле и указывая случаи, при которых тело умершего может быть оставлено без погребения дольше дня его смерти, доносит о возможности распространить на Магометан благотворное действие общего закона, но предоставляет сие воле Правительства.

Указываемые им правила относятся к случаям, дающим повод сомневаться в рассуждении приключившейся смерти. Главноуправляющий духовными делами иностранных исповеданий, видя в представлении Таврического Магометанского духовного начальства затруднения в исполнении Высочайше утвержденного мнения Государственного Совета, а в донесении Оренбургского – согласие на оное, основанное более на покорности Правительству…

Главноуправляющий духовными делами иностранных исповеданий доложил об этом вместо Правительствующего Сената Комитету Министров, т.к. подобное исключение для Магометан из Высочайше утвержденного мнения Государственного Совета требует Высочайшего повеления, и оно удобнее может быть объявлено через Губернское Начальство. Впрочем, при сем распоряжении считается необходимым: 1) чтобы Магометанское приходское духовенство, в случае сомнения в смерти, не приступало к совершению погребения без предварительного объявления полицейскому начальству; 2) чтобы высшее Магометанское духовное начальство не прекращало принимать всех зависящих от него мер по внушению Магометанам благотворной цели Высочайше утвержденного мнения Государственного Совета для них самих. Комитет Министров постановил: изъясненное в сем представлении заключение Главноуправляющего духовными делами иностранных исповеданий утвердить.

На заседании 18 марта Комитету объявлено, что Государь Император Высочайше повелел: статью предоставить Его Величеству особо, и вместе с оною мнение Государственного Совета, Высочайше утвержденное 9 февраля 1827 года… Государь Император изволил собственноручно написать следующее Высочайшее повеление: «Не отступать от общих правил, ибо и евреи под оные подведены будут»…

При этом слушали справку, что Высочайше утвержденное 9 февраля 1827 года мнение Государственного Совета, которым велено, чтобы повсеместному выполнению указа от 28 января 1704 года, о непредавании земле умерших ранее истечения трех дней, учинено было надлежащее подтверждение – опубликовано в указах Правительствующего Сената от 24 марта того же года». Он стал автором брошюры «Польза человеческого рода» (1834), в которой изложил краткую историю медицины, доказывал ее пользу и необходимость для человечества, утверждал, что «наука врачевания» по степени важности для человека находится на втором месте, уступая только богословию.

По инициативе Габдессаляма после эпидемии холеры 1831 г. начинается обучение мусульман-лекарей для башкирско-мещеряцкого войска на медицинском факультете Казанского университета. В итоге, 1834-1865 гг. Первую Казанскую гимназию закончило 22 мусульманина, а в 1840-1860 гг. в Казанском университете обучался 31 мусульманин. Среди них был будущий муфтий ОМДС М. Султанов (муфтий в 1885-1915 гг.).

Так среди российских мусульман появилась первая группа обладателей вузовских дипломов. В 1841 г. Г. Сулейманов разработал и издал «Правила, изданные на основании шаригата и законов Оренбургским Муфтием Абдулвахитом Сулеймановым, для руководства приходским имамам при совершении браков и бракоразводов», ставшие одним из первых примеров умелого синтеза норм Шариатского права и российского законодательства. Правила ближе к современному Семейному кодексу, чем к российской брачной практике того времени. Возраст жениха должен был составлять 18 лет, а невесты - 16, брак заключался имамом и только с согласия самой невесты.

Муфтий Г. Сулейманов продолжал политику своего предшественника в борьбе за здоровье мусульман. В 1846 г. ОМДС согласилось с мнением командующего Башкиро-мещеряцкого войска о том, чтобы имамы до совершения брака брали у невесты и жениха свидетельство фельдшера или врача, 22 сентября 1848 г. муфтий сам издал соответствующую фетву. Однако отсутствие реального механизма и протесты против обследования женщин привели к отмене данной фетвы командующим Башкиро-мещеряцкого войска. Оренбургский генерал-губернатор В.А. Обручев разрешил обследование женщин только повивальным бабкам. В 1851 г. появилась новая фетва, где муфтий предлагал родителям вступающих в брак или их валиям (опекунам) удостоверять подписями отсутствие у молодоженов венерических заболеваний. Муфтий указывал на необходимость соблюдать правила личной гигиены и принимать все предписываемые врачами лекарства. В дальнейшем Г. Сулейманов принимал новые фетвы о борьбе с оспой, холерой, венерическими заболеваниями, о необходимости профилактических прививок Муфтий ОМДС Габдессалям Габдрахимов был сторонником преподавания светских предметов в мусульманских учебных заведениях.

По положению Комитета Министров 1843 г. в I Казанскую гимназию было направлено 20 мусульман Оренбургской губернии. Муфтий сам был автором брошюры о полезных свойствах лекарственных растений, перепечатанной в начале 1990-х гг. в журнале «Мирас». С конца 1830-х гг. имамы и ахуны ОМДС становились членами уездных противооспенных комитетов, где занимались преимущественно учётом смертей от заразных болезней.

Уже тогда имамов раз в месяц должны были предоставлять отчетность о заразных болезнях, на основании которых на места командировались врачи для лечения больных. В результате массовой вакцинации по Башкиро-мещеряцкому войску в 1850 г. заболеваемость прекратилась. Во второй половине XIX века руководство и улемы ОМДС продолжали свою деятельность по борьбе с эпидемиями. В 1868 г. по поручению казанского губернатора ахун Казани, имам 1-го прихода Шигабуддин Марджани составляет и распространяет среди населения наставление о предохранении от холеры. ОМДС было органом, через который переводилась на татарский язык и распространялась информация о борьбе с эпидемиями и учёте смертей от заразных болезней. 18 марта 1891 г. ОМДС распространил Указ императора об обязанности имамов раз в месяц предоставлять отчетность о заразных болезнях.

4 апреля 1891 г. ОМДС направил имамам Указ императора о разъяснении духовенством населению пользы оспопрививания. На основании Указа императора 2 сентября 1894 г. под подписью казыя Р. Фахреддина были приняты Временные правила о погребении умерших от холеры магометан. По ним труп заворачивался в простыню, пропитанную раствором сулемы и клался в просмоленный ящик. Захоронения делались только на холерных кладбищах. Лица, совершавшие омовения, особо выделялись и тоже должны были пройти дезинфекцию.

24 января 1897 г. муфтий ОМДС М. Султанов писал объявление ахунам и имамам с призывом мусульманам отказаться от хаджа в этом году из-за эпидемии чумы. По мнению исследователя М. Пинегина в 1890г. правительство убедилось в стойкости мусульман. Причиной этой стойкости была приспособленность сущности мусульманского учения для потребностей простого народа и выборность имамов. Мулле принадлежало бесспорное духовное лидерство в общине, как самому образованному человеку, учителю, судье и лекарю.

Так своими действиями в борьбе за здоровье уммы имамы добивались авторитета религии ислама, стабильного существования мусульманских общин.

Д.и.н., профессор А.Ю. Хабутдинов


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама