RSS Контакты
Республика Узбекистан

Суфийские тайны Бухары – в акварелях Улугбека Мухамедова

08.09.2010 | Исламская культура

Россияне впервые увидели выставку выдающегося современного художника из Бухары только этим летом – в частной Галерее Третьякова в Петербурге.

Искусствоведы поражены: впервые в технике европейской акварели высказывается коренной житель Бухары, этого древнего перекрёстка культур, где обитают узбеки и таджики, потомки арабов и евреев, и где веками, как приливы и отливы, катятся волны взаимообмена на Великом Шёлковом пути. Здесь слышны близкое дыхание огромного Китая и культур Гималаев, здесь нельзя обойтись без иранских, тюркских глубин, без многоцветия Индостана. Наконец, кто не знает о великих суфиях, прославивших Бухару как город великой духовности! Улугбек Мухамедов выражает сокровенные глубины среднеазиатского, сугубо бухарского, миропонимания – с его многообразными обертонами, хранящими отзвуки многих культур и верований. Глядя на его акварели, нельзя не вспомнить старую пословицу: «Мекка – корень Ислама, а Бухара – его цветок!»

А кто раньше так рисовал Среднюю Азию?

Да, мы, конечно, видели многократные изображения среднеазиатских пустынь и оазисов, кишлаков и крепостей, великих памятников архитектуры и сценки из жизни. Первыми в реалистической манере всё это тщательно зарисовали военные художники наступавшей на Восток армии Российской империи, отличились также и вездесущие англичане-путешественники и разведчики. Когда ещё не было фотоаппаратов, задача точной передачи образа страны пала на художников. Среди них взошли такие звёзды, как Верещагин, Каразин, Зоммер, позднее Александр Волков, Усто Мумин… В первые годы советской власти зародилась среднеазиатская (по республикам разделённая) школа современного искусства, где местную молодёжь обучали классическому реализму и прививали вкус к авангарду, а потом (жёстко и требовательно) к соцреализму. Но почему при такой «изрисованности» темы в работах Улугбека видишь как бы вовсе незнакомый и загадочный мир?

Думаю, разгадка тут есть. Ранее такого в искусстве Средней Азии просто не было, ибо пришедшие из Российской империи в 18-19 веках художники-реалисты блестяще отразили в живописи и акварели прежде всего её этнографическую экзотику, а видение «экзотики» – увы, всегда поверхностно, ибо это взгляд стороннего путешественника. Но у нас на глазах родилось чудо: Улугбек изнутри выражает поэзию своей Родины языком высокопрофессиональной европейской акварели. При этом, он – воспитанник русской реалистической художественной школы, принесённой в Узбекистан солнечным гением Павла Бенькова (1879-1949). И всё же, кроме точности реализма в его акварелях есть одно качество, сугубо восточное: к технике и эстетике западноевропейского происхождения он добавил особую нежность и изысканность персидской миниатюры, а в написанных им небесах так много стихий и духов, что нельзя не вспомнить Китай. Итак, подведём искусствоведческий итог. Творчество Улугбека – сплав столетних традиций Запада и Востока, открытие в 21 веке глубинных сердечных тайн Бухары.

Бухарец 21 века – на ветру времён и перемен

Этот год стал для Улугбека особенным вдвойне. Нельзя сказать, что как художника его никто не замечал. Всё-таки он член Союза художников и даже Академии художеств Узбекистана. Но поскольку акварель в принципе – очень камерное искусство, и узбеки, скажем прямо, к нему ещё не привыкли, как к своему, человек, посвятивший всего себя этому искусству, долгое время был в тени. Но вот, по инициативе дочери Президента страны ему в этом году предложили открыть собственную галерею в Ташкенте – дали зал в офисном центре Ташкент-плаза.

Второе: родившийся в Бухаре, он никогда не выезжал ранее за границы Узбекистана. А тут – выставка в городе на Неве! Необычная северная природа, величественная архитектура, великие музеи с их шедеврами, незнакомые люди… Но единственное место, где он чувствовал себя как дома – Джума-мечеть, сто лет назад построенная по призыву Эмира Бухары. «Знаете ли, у большинства горожан здесь лица холодные, люди погружены в какие-то тяжкие проблемы, в суету… и только в мечети во время намазов я видел то, к чему привык на Родине, – делится впечатлениями Улугбек. – Ну как же так можно – не следить за своим духовным состоянием: ни приветливости, ни улыбки на лицах…» Насколько его впечатлили достижения цивилизации северной столицы России, настолько же удручающим показался духовный облик нынешних обитателей.

В начале этого года он писал мне: «Искусствоведы обо мне статьи не писали, и я как-то и не стремился к этому. Живу скромно, много думаю, читаю, работаю, изучаю. Принял Ислам в 1998 году, совершаю намаз и все фарзы Аллаха. Только вот не был ещё в Хадже, мечтаю только. Мой учитель по Вере это святой имам Фозил Кори, да смилуется над Своим рабом Всевышний! – ушёл из этой жизни в месяце Рамазан в прошлом году. Он открыл мои ослепшие глаза: слушая его пятничные проповеди, я понял суть жизни и изменил образ жизни. Стараюсь по возможности жить по сунне Пророка (мир ему и благословение) и исполнять фарзы. У меня много недостатков и ошибок – надо исправляться…»

Да, Улугбек – потомок арабов, которые принесли Ислам по Шёлковому пути, уроженец города, где почитают пиров суфийских тарикатов, говорят равно по-узбекски и по-таджикски, учатся и молятся по-арабски – прежде всего мусульманин. И уже затем – мастер акварели. Ведь никогда одно лишь мастерство, или даже доскональное знание предмета, не порождали настоящего Искусства. Оно – плод духа. В его работах – по виду лёгких воздушных акварелях – спрессован «цвет Ислама», дух Благородной Бухары. Любоваться ими – впитывать Нур и общаться с праведными предками.

Увидеть работы Улугбека можно на его странице сайта www.ArtNow.Ru.

 

Акварели Улугбека

Ах, где-то там, в далёкой Бухаре,

Художник просыпается к рассвету,

Чтоб сотворить предутренний намаз,

Молить, чтоб акварель дышала Светом.

Ах, как же я хочу, чтоб и мои слова,

Слетели с губ опять – как бы впервые,

Адамовой водой в бумаге растворясь,

Распахивая дали голубые!

Тогда бы Ева, дружески смеясь,

Вмиг позвала нас, поманив рукою,

Зелёным чаем небо расплескав,

Стать звёздами над чуткой Бухарою.

Тогда бы мы, художник и поэт,

Людей будили, растворясь к рассвету,

Чтобы творить предутренний намаз,

Молить, чтоб Бухара дышала Светом!

В пустынях мало цвета…

В пустынях мало цвета, говорят.

Но говорят они, в пустыне не быв.

Здесь просыпается орлиный взгляд,

Здесь раскрываются все тайны неба.

Вот почему сюда пророки шли,

Задумав дух собрать, и мощь, и силу.

Всё лишнее в душе вконец сожги:

В пустыне явен Бог, тут колыбель – могила.

И камень остр и пламенны ветра,

И звёзды рассыпаются в ладонях,

И здесь ты станешь лёгким навсегда -

Когда ни жить, ни умирать не больно!

Джаннат Сергей Маркус


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама