RSS Контакты
Республика Узбекистан

Шамсиддинхан Бабаханов - продолжатель рода просветителей Ислама

04.04.2012 | История в лицах

Шамсиддинхан Бабаханов – известный ученый и богослов, народный дипломат, чрезвычайный и полномочный посол Республики Узбекистан.

Он родился 8 апреля 1937 года в Ташкенте в семье известных религиозных деятелей. В 1955 году, после окончания средней школы, поступил в Ташкентский институт иностранных языков на факультет английского языка. Учился на «отлично» и после окончания института его рекомендовали в аспирантуру. В 1961 году поступает в аспирантуру Института востоковедения Академии наук СССР в Москве. Там он увлекается арабской филологией, начинает изучение арабского языка. В 1962 году Шамсиддинхан совмещает учебу в аспирантуре с работой во вновь образованном Отделе международных связей мусульманских организаций СССР и вскоре его направляют в Каирский университет «Аль-Азхар» для учебы и совершенствования в арабском языке. В 1966 году он возвращается в Москву, где продолжает учебу в аспирантуре и работу в Отделе. В июне 1973 года он успешно защищает диссертацию на тему «Категория двойственных чисел в арабском языке», и решением Высшей аттестационной комиссии ему присуждается ученая степень кандидата филологических наук.

За период работы в Отделе международных связей мусульманских организаций СССР он становится одним из верных помощников своего отца Зияуддинхана ибн Эшон Бабахана в деле установления и развития международных связей с единоверцами из зарубежных стран, принимает активное участие в приемах, беседах и сопровождает зарубежных гостей по стране. Неоднократно он выезжал в зарубежные командировки в составе делегаций мусульманских организаций для участия в работе международных религиозных Форумов и ознакомления с жизнью единоверцев. Таким образом, он устанавливает и развивает личные контакты с религиозными и общественными деятелями из других стран мира. Общение и дружба с крупнейшими востоковедами и лингвистами России оставили неизгладимый след в его жизни. Он многому научился у своих учителей в Москве и всегда с признательностью вспоминал о них. Вскоре он стал известен и в научных кругах столичных ученых. В 1974 году Шамсиддинхана переводят на работу в Ташкентский исламский институт имени имама аль-Бухари на должность проректора. В 1975 году его утверждают ректором института. Именно в этот период проявились его большие организаторские способности. Вместе с отцом он проявляет особую заботу о подготовке квалифицированных кадров религиозных служителей. Масштабность его мышления позволила и дальше развиваться институту, значительно укрепить его материально-техническую и научную базу. В институт были привлечены лучшие преподаватели из числа богословов, востоковедов и лингвистов, которые формировали у студентов подлинные исламские ценности. Работая в институте, он продолжает устанавливать и развивать тесные связи с исламскими образовательными и исследовательскими центрами и организациями разных стран. И в этом ему помогают прекрасное знание арабского, английского, русского, фарси и узбекского языков, научные изыскания в области исторического и культурного наследия исламской цивилизации. Особое внимание он уделял издательской деятельности, выпуску учебных пособий для студентов исламских учебных заведений. Он лично изучал и переводил научные труды зарубежных и среднеазиатских ученых и богословов, написал ряд книг, публикаций, посвященных миротворчеству – борьбе мусульман вместе со всеми людьми доброй воли за мир, дружбу, сотрудничество народов, за спасение священного дара жизни от ядерной катастрофы. Именно в эти годы исламский научный мир признал доктора Шамсиддинхана Бабаханова как большого ученого и религиозного деятеля.

В октябре 1982 года в Ташкенте на Курултае мусульман региона Шамсиддинхан Бабаханов единогласно избирается председателем Духовного управления мусульман Средней Азии и Казахстана с присвоением высокого сана муфтия пяти республик. На конференции с участием делегаций четырех мусульманских организаций страны Советов Ш.Бабаханов избирается руководителем Отдела мусульманских организаций СССР по международным связям. Его энергичная и целеустремленная деятельность на этих постах способствовала дальнейшему усилению религиозной и миротворческой активности, сплочения рядов мусульман на основе идеалов мира, добрососедства и дружбы между народами. Заметно повысился международный авторитет САДУМ. Он, как и его покойный отец, был инициатором проведения международных исламских конференций в Баку, Москве, Ташкенте. Он входил в организационный комитет важных международных конференций и был их участником. В своих многочисленных выступлениях он страстно призывал всех соблюдать чистоту Ислама, укреплять мир и дружбу между народами, бороться против религиозного экстремизма и терроризма.

Из воспоминаний автора: «В 1984-1986 годах я был слушателем Академии народного хозяйства при Совете Министров СССР. Академия имела квартиры для слушателей из союзных республик в одном из домов на Юго-Западе Москвы в Никулино, одну из них занимал я с семьёй. В эти годы Шамсиддинхан ака часто бывал в Москве. Его приглашали на заседания Советского Комитета Защиты мира и Фонда мира, Советского Комитета солидарности стран Азии и Африки, заседания Совета по делам религий. Шамсиддин ака сам проводил заседания Отдела по международным связям мусульманских организаций страны, кроме того, он выезжал в зарубежные страны или же встречал иностранные делегации, прибывавшие в страну. В советские годы все выезды советских граждан за рубеж и въезды иностранцев в страну проходили через Москву. В Юго-Западном районе Москвы Шамсиддин-ака имел кооперативную квартиру, которая была куплена ещё в 1970 году, когда он работал в Отделе по международным связям мусульманских организаций. Бывая в Москве, он обязательно встречался со мной, был моим гостем или же приглашал к себе. Шамсиддин-ака был эрудированным, грамотным собеседником, интересным рассказчиком, прекрасным кулинаром. Готовя для себя какое-либо из узбекских блюд, мы подолгу проводили время за беседой. Он рассказывал об истории Ислама, о деятельности мусульманских организаций страны, о поездках в зарубежные страны, о своём участии в работе всемирных и международных форумов, о встречах с зарубежными единоверцами и поездках с ними по стране. Я был свидетелем неоднократных его встреч с единомышленником, известным учёным, профессором Саидом Кямелевым, которого он характеризовал как ведущего специалиста по арабской филологии. Они вместе готовили книгу о жизни и деятельности муфтия Зияуддинхана Бабаханова на арабском языке. Эта книга была презентована на международной исламской конференции в Баку.

В 1986 году США совершили агрессию на Ливию. На следующий же после агрессии день Шамсиддин ака был в Москве. Он прибыл вручить Ноту протеста советских мусульман посольству США. Вечером того же дня, при нашей встрече он рассказывал, что посол США уклонился от встречи и поэтому он встретился с двумя дипломатами на уровне секретаря и атташе. Дипломаты не хотели принимать Ноту. Шамсиддин-ака выразил глубокое возмущение советской общественности, в том числе и мусульман, по поводу случившегося, настоял на принятии Ноты. Диалог вёлся на английском языке без переводчика в нервозном тоне. Нота была передана. Затем он поехал в посольство Ливии в Москве. Посол Ливии выразил признательность главы Ливийской Джумахирии Муаммара Каддафи за дружескую и бескорыстную поддержку мусульман советской страны».

С мая 1985 года в советской стране начался перестроечный период. Перестраивались все: партийные, советские и хозяйственные органы, идеология партии. Начало возрождаться кооперативное движение и частная собственность. Перестройка шла сумбурно, сложно. Идеологи коммунистической партии в масштабе всей страны продолжали нападки на духовенство. В это непростое время муфтий САДУМ и лидер советских мусульман Шамсиддинхан Бабаханов сохранял спокойствие и выдержанность. Его хорошее воспитание и глубокие знания не позволяли конфликтовать с ярыми атеистами-чиновниками. Он предпочитал действовать методом убеждения, личным примером показывая высокую нравственность мусульманина. Он был уверен в будущем Ислама. Муфтий Шамсиддинхан был талантливым организатором. Им было много сделано по реставрации памятников и мечетей, благоустройству территорий, изданию мусульманской литературы. В 1985 году он возглавил Совет по изданию Священного Корана в Казани. Под его руководством в Ташкенте построено новое здание типографии САДУМ, значительно увеличился библиотечный фонд. Муфтий видел, как жители махалли «Хазрати Имам» – духовного центра мусульман – испытывали затруднения с питьевой водой. Он посчитал своим долгом построить водонапорную башню, которая решила эту проблему. Ярким свидетельством высокого авторитета муфтия и признанием его заслуг является избрание членом ряда всемирных, международных и республиканских исламских и общественных организаций, таких как: Всемирный Совет Мира; Всемирный Верховный Совет по мечетям; Советский Комитет солидарности стран Азии и Африки; Советский и Узбекский Комитеты Защиты Мира; Советский и Узбекский Фонды Мира. В 1985 году его избирают действительным членом международной Королевской Академии исламской мысли «Аль аль-Бейт» (Иордания).

За просветительскую деятельность доктор Шамсиддинхан Бабаханов удостоен Международной премии имени Абу Али Ибн Сины. За вклад в укрепление мира и дружбы между народами награжден орденом СССР «Дружба народов». Он удостоен также многих почетных и памятных наград ряда стран мира.

За три десятилетия своей деятельности учёный, муфтий Шамсиддинхан Бабаханов стал известным в исламском мире авторитетным религиозным деятелем, активным участником борьбы за мир и дружбу народов. Несмотря на всю противоречивость перестроечного времени, он приложил немало сил, чтобы сделать много полезного, исходя из сложившихся обстоятельств. Он имел свою принципиальную позицию на подготовку религиозных кадров и развитие исламского образования в стране. По его мнению, чиновники Совета по делам религий при правительстве страны стали излишне опекать САДУМ. Так, высказанные Бабахановым критические замечания в адрес Совета по этому вопросу не встретили понимания высоких чиновников, более того, вызвали недовольство и охлаждение отношений, что, в конечном счете, привело к конфликтной ситуации между сторонами. Данной ситуацией попытались воспользоваться стремящиеся к власти, получившие поддержку «центра» конкретные противоборствующие силы в регионе, которые стали активно действовать по разработанному «центром» сценарию. Оценив происходящие движения другой стороны, которые могли привести к трагическим волнениям и кровопролитию между мусульманами этнических групп, Шамсиддинхан Бабаханов поступил как мудрый религиозный деятель, последовав указаниям Пророка: «Облегчайте, а не создавайте затруднения, возвещайте благое, а не внушайте отвращение к Исламу» (Бухари), предпочёл подать в отставку в феврале 1989 года.

После ухода из САДУМ доктор Шамсиддинхан Бабаханов продолжает работать научным сотрудником, но уже в институте Востоковедения имени Абу Райхана Бируни Академии наук Узбекистана. Там его творческая деятельность нашла свое воплощение в научных трудах, статьях и публикациях, изданных как в Узбекистане, так и за рубежом. Большой знаток теории и практики Ислама, он объединил результаты своих многочисленных научных трудов и исследований, в которых были проанализированы труды ученых богословов и востоковедов, а также отражены сведения о возрождении Ислама в странах Востока, Средней Азии и Казахстана.

Доктор Шамсиддинхан очень любил искусство и литературу, обладал большим интеллектом, тонким чувством юмора и, несомненно, личным обаянием. Все это помогало в его дальнейшем творчестве. Его отличала широта кругозора и стремление строить хорошие отношения с поэтами, писателями, деятелями искусства. Это была насущная потребность его души и доброжелательной натуры, готовой щедро поделиться с талантливыми людьми блеском своего незаурядного ума, озарений души, знанием Корана и хадисов. Он поддерживал дружеские отношения с выдающимся поэтом ХХ века Расулом Гамзатовым, с драматургом и искусствоведом, автором романа «Жизнь Ибн Сины» Людмилой Солдадзе, академиками Бурибой Ахмедовым и Алибеком Рустамовым, профессорами Саидом Кямилевым (Москва) и Убайдуллой Уватовым и многими другими учёными востоковедами, филологами и дипломатами. Он мог вести долгие дискуссии с учеными и философами, писателями и художниками, работниками искусства и спорта, друзьями, коллегами и родственниками. У всех, кому посчастливилось беседовать с ним, было единодушное мнение, что каждый из них пополнял багаж своих знаний и получал моральное удовлетворение. Его глубокие познания литературы Востока и Запада, поэзии гения мировой литературы Алишера Навои, помогали ему в общении с людьми. Он знал наизусть много стихов Навои и призывал своих учеников, коллег и друзей любить поэзию, где в стихах выражается мудрость, человечность и красота. Как актуален этот призыв и сегодня, когда у многих молодых имамов багаж знаний ограничивается лишь выученными сурами Корана и хадисов, чего явно не достаточно для завоевания умов и сердец сегодняшнего умного, грамотного и начитанного молодого поколения мусульман.

Особенно Шамсиддинхану нравилось следующее стихотворение Навои:

Я хочу, чтоб был счастливым и богатым мой народ,

Не вино мне достается, кровь из ран моих течет.

Кто лишь удовольствий хочет, тот не стоит ничего –

Он в зависимость к другому непременно попадет.

Лучше гордым и способным выпить самый горький яд,

Чем из пиалы безволья пить, хотя б и сладкий, мед.

Разве лучше сто красавиц? Разве краше их цветник?

Счастлив тот, кто с милой вместе в бедном шалаше живет.

Сердцем ты не предавайся упоительным пирам.

Привыкай к ночам страданья в хижине своих забот.

Птице хорошо на воле, радуясь, поёт она.

Птица в клетке золочёной зерен рабства не клюет.

Лучше щедрым быть и телом собственным кормить собак,

Чем, от скупости жирея, жить, не ведая хлопот.

По дороге к высшей цели ты не мчался на коне.

Вместе с нищим-горемыкой нищета его умрёт.

Навои, печальна старость для несчастного того,

Кто в дни юности беспечной жизнь порочную ведёт.

При авторстве и соавторстве Шамсиддинхана Бабаханова были изданы:

Коран (30 глава, перевод на узбекский язык); «Известные толкователи хадисов»; фихристы рукописей учения Накшбандийа; «Основы мусульманства»; «Сунмас Зие» («Неугасающий свет»); «Жемчужина нравственности» имама Исмаил аль-Бухори; «Ислам и мусульмане в стране Советов»; «Муфтий Зияуддинхан ибн Эшон Бабахан»; «1001 фетва». Кроме того, Шамсиддинханом совместно с учёным Насруллой Мубошир ат-Тарози был подготовлен и опубликован в 1996 году в Египте «Каталог источников и пособий об Амире Тимуре и тимуридах, хранящихся в библиотеках Египта». Насрулла Мубошир Ат-Тарози – узбек, выходец из Туркестана, гражданин АРЕ, профессор университетов «Аль-Азхар» и «Айн аш-Шамс», сын видного исламского ученого богослова Абу Насра Мубошира, зять последнего бухарского эмира Сайида Олимхана.

Доктор Шамсиддинхан собрал факты из жизни наиболее известных и почитаемых теологов прошлого – имамов аль-Бухари, Муслима, Абу Дауда, ат-Тирмизи, ан-Насаи, Ибн Маджа, ад-Дареми, которые в свое время комментировали хадисы Пророка Мухаммада /с.а.в./ касательно вопросов мира, терпимости, развития дружеских и добрососедских отношений между народами. На основе проделанной работы была опубликована книга «Великие мухаддисы о мире и дружбе между народами». Эта книга была посвящена памяти отца – муфтия Зияуддинхана ибн Эшон Бабахана в честь 90-летия со дня рождения.

Особой его мечтой было написание фундаментальной книги о жизни и деятельности выдающихся ученых-богословов, религиозных деятелей ХХ века муфтиев Эшона Бабахана и Зияуддинхана ибн Эшон Бабахана. Несколько лет он собирал материалы, связанные с многогранной деятельностью дедушки и отца. Он просил написать воспоминания тех исламских деятелей, которым довелось общаться и участвовать с ними в миротворческих акциях. В результате его исследований, в 1999 году на русском языке, а в 2001 году на узбекском языке появилась в свет книга «Муфтий Зияуддинхан ибн Эшон Бабахан». Это были самые счастливые дни в его жизни. Он был рад дарить эти книги своим родным, близким и коллегам. Этот поистине научный труд об истории рода, о жизни и деятельности Эшона Бабахана ибн Абдулмажидхана и Зияуддинхана ибн Эшон Бабахана является памятником самому доктору Шамсиддинхану, поставленным при жизни. Книга актуальна и сегодня, она характеризует Ислам как созидательную религию, пропагандирующую мир, веротерпимость и справедливость, имеет воспитательное значение. Эта книга может быть эффективно противопоставлена отдельным идеологам воинствующего Ислама, которые искаженно, в духе фанатизма проповедуют идеи джихада и насильственного установления исламских форм государственного правления. В семейном архиве Бабахановых сохранилось письмо читательницы Т. Х. Тураминовой от 12. 02. 2000 года. По национальности она казашка, возраст 50 лет, образование высшее техническое. Вот некоторые выдержки из этого письма: «Начав читать книгу Ш. Бабаханова “Муфтий Зияуддинхан ибн Эшон Бабахан” из простого любопытства, я была поражена многогранностью талантов, которые перешли от отца к сыну, а по форме и содержанию повествования и к автору этой книги, вопреки законам генетики. Лишний раз убедилась, что основой для гармоничного развития личности, приобщения к религии, высокой культуры формирования этических и нравственных принципов является семья! Чувствуется большая любовь и гордость автора за причастность к великим деятелям нашей эпохи; язык повествования очень ярок, эмоционален и выдержан в почитании тех идеалов, которые были священны для муфтия Эшона Бабахана».

Академия Хашимитского Королевства Иордании в 1989 году направила в САДУМ на имя Шамсиддинхана Бабаханова приглашение для участия в ежегодном заседании научного Совета Академии, однако это приглашение не дошло до адресата. Вместо Ш. Бабаханова был направлен один из функционеров САДУМ. В Академии гостя приняли по восточному этикету и в очень вежливой форме дали понять, что они в следующий раз хотели бы видеть действительного члена Академии доктора Ш. Бабаханова. На следующее приглашение Академии в Иорданию поехал он сам. Его Величество король Иордании Хусейн Второй принял Ш. Бабаханова. Во время беседы было заявлено, что мусульманский мир высоко ценит заслуги династии муфтиев Бабахановых в деле сохранения и распространения Ислама в Советском Союзе, и впредь Академия Хашимитского Королевства Иордании всегда будет рада видеть в его лице достойного продолжателя династии верных просветителей Ислама. За вклад в исламскую науку, культуру и просветительство, укрепление дружбы между народами руководство Академии подарило ему автомобиль.

После распада СССР, в каждой независимой республике отношение к религиям и религиозным служителям изменилось в позитивную сторону. Вчерашние ученики муфтиев Бабахановых сегодня достойно продолжают их благородное дело. Все они заново возрождают духовно-нравственные основы мусульманского общества. В 1992 году САДУМ был упразднен. Образовались самостоятельные Духовные управления мусульман в каждой из пяти республик среднеазиатского региона. Новым председателем Управления мусульман Мовераннахра был избран Мухторжон Абдуллаев, работавший ранее директором бухарского исламского медресе «Мир Араб». В целях восстановления и укрепления международных связей Управления мусульман Мовераннахра с единоверцами из других стран в 1993 году доктора Шамсиддинхана Бабаханова пригласили на должность заместителя председателя по международным связям и образованию.

Народный дипломат. Чрезвычайный и Полномочный посол

С 1991 года молодой, независимый Узбекистан начал вхождение в мировое сообщество. Нужно было устанавливать дипломатические отношения со странами мира. Президент Узбекистана оказал доверие Шамсиддинхану Бабаханову, направив его на дипломатическую работу. Имея большой опыт международной работы, Шамсиддинхан Бабаханов с 1994-го по 2001 год работал Чрезвычайным и Полномочным послом Республики Узбекистан в Арабской Республике Египет, Королевстве Саудовской Аравии, а также по совместительству в Алжире, Бахрейне, Кувейте и Хашимитском Королевстве Иордании. Верительные грамоты посла Республики Узбекистан Шамсиддинхана Бабаханова в этих странах с большими почестями принимали главы государств.

Вице-премьер  Арабской Республики Египет доктор Ю. Вали и министр иностранных дел АРЕ доктор А. Муи дали высокую оценку деятельности Шамсиддинхана Бабаханова, по поводу завершения миссии Чрезвычайного и полномочного посла Республики Узбекистан в этой стране. Они отметили, что деятельность первого посла Узбекистана в Египте была связана со сложнейшей задачей по открытию, формированию и становлению посольства, с которой он успешно справился. Посол Узбекистаана внес большой личный вклад в дело установления и развития двухсторонних дружественных, политических и торгово-экономических отношений. МИД АРЕ наградило его Почетной грамотой. Безупречная дипломатическая деятельность посла Узбекистана была высоко оценена и в Королевстве Саудовской Аравии.

Главы и религиозные лидеры стран, где работал посол Узбекистана Шамсиддинхан с большим уважением и почтением относились и относятся к светлой памяти трех муфтиев из рода Бабахановых. Они считают, что велика заслуга муфтиев Бабахановых в развитии и распространении Ислама в ХХ веке, и в установлении дружеских связей между арабскими исламскими государствами и страной Советов. Муфтии советского государства работали в тяжелый для религии период в стране, где господствовала идеология воинствующего атеизма. Именно в этих условиях им удавалось проводить мудрую стратегию по возрождению Ислама, восстановлению религиозных чувств мусульман с благородной целью вести подготовку религиозных кадров.

Акмал Саидов, доктор юридических наук, профессор, бывший Чрезвычайный и Полномочный Посол Узбекистана во Франции, ныне депутат Законодательной Палаты Олий Мажлиса Республики Узбекистан, с 1991 года дружил, был коллегой Шамсиддинхана Бабаханова. Из его вспоминаний: «Ш. З. Бабаханов как личность. Когда пишешь о необычном человеке, вполне естественно хочется начать с каких-то превосходных степеней, красивых слов и неожиданных пассажей. Шамсуддинхан-ака Бабаханов был именно необычным. И вспоминая о нём как о религиозном и государственном деятеле, ученом и дипломате, смело можно утверждать, что во всех своих ипостасях он никогда не действовал по укоренившимся стандартам, то есть не укладывался в общепринятые рамки. Он был «внерамочный», более того, и не стремился вмещать себя в какие-то предустановленные границы – ради служебной карьеры, творческого успеха или же материальных благ. И потому даже те общепринятые затасканные и избитые «хорошие» слова, которые обычно говорят вслед ушедшему человеку, не применимы к Шамсуддинхану-ака, несовместимы с ним. Прозвучит, наверное, отчасти кощунственно, но я возьму на себя смелость сказать: не ощущаешь отсутствия этого человека! В том смысле, что его незримое присутствие среди нас, его родных, друзей и коллег продолжается.

Много раз встречаясь с теми, кто его знал и любил, я заметил такую любопытную вещь: во время разговоров о Шамсуддинхане-ака не только я, но и другие ведут себя так, будто ждут, что сейчас откроется дверь и войдёт он сам – широкий, мощный, талантливый, умеющий быть душой любого дела и начинания.

Увы, я не могу причислить себя к старым друзьям Шамсуддинхана-ака, знавшим его с детства, или с юности, или со студенческих лет.

Мы познакомились в 1991 году дома у Л. Я. Гулямова, ныне заместителя председателя Комитета по межпарламентским связям Законодательной палаты Олий Мажлиса Республики Узбекистан, во время поминок его отца. Потом была встреча у Гавхар Рахимовой во время поминок ее сестры, народной артистки Тамары-ханум. Шамсуддинхан-ака был другом сына Гавхары Рахимовой Марата-ака со времён учебы Шамсуддинхана-ака в Каире.

В первых же встречах он произвёл неизгладимое впечатление. По нему сразу можно было понять, что он человек очень творческий и разносторонний. В Шамсуддинхане-ака не чувствовалось никакого официоза и чопорности, присущей человеку элитному, достигшему высот общественного положения и признания в религиозном мире.

Мне посчастливилось работать и быть рядом с Шамсуддинханом-ака на дипломатическом поприще. По масштабам его можно сравнить с человеческой глыбой. Но глыбой не тяжелой, чопорной, а цельной. Именно цельность личности Шамсуддинхана-ака притягивала и манила. Цельность и независимость. Потрясающая открытость, воистину сакральное мироощущение, которого так не хватает сегодня нам, утонувшим в пучине повседневности.

А еще привлекала к Шамсуддинхану-ака устремлённость в будущее, которым он, собственно и жил. Очень вдохновенно принял Шамсуддинхан-ака государственную независимость Республики Узбекистан и ее вхождение в мировое сообщество равноправных государств. В то время, как многие его сверстники и более молодые коллеги залегли в «ностальгический окоп», Шамсуддинхан-ака перепрыгнул его, не заметив, и пошел дальше. Я не раз пытался разговорить Шамсуддинхана-ака, узнать личную оценку прошлого, но так никогда и не услышал её. Поначалу думал – маскируется, как любой дипломат, а потом вдруг осознал: да ему дела нет до прошлого, ставшего историей, он устремлён вперёд и не собирается терять время на рефлексию по «золотым», «серебряным» и любым другим годам прошлого. По-настоящему драгоценными Шамсуддинхан-ака считал те годы, которые Бог подарил ему для жизни в новом времени.

Просматривая фотографии из архива заметил, что на большинстве из них, Шамсуддинхан-ака стремителен и неудержим. Запечатленный в кадре, он как будто только и ждёт момента, чтобы покинуть его границы и рвануться к какой-то очередной цели. Сама собой возникла мысль: дай Бог каждому из нас прожить свою жизнь столь же ярко – на одном дыхании, на одном движении, всегда в полёте, без остановок, посадок и пересадок! Такой полёт невозможно остановить, поскольку он не физический, а ментальный, духовный…

Шамсиддинхан Бабаханов как дипломат

Тюркский поэт и мыслитель Юсуф Хасс Хаджиб Баласагуни[1], живший в начале XIвека, давая советы правителю (Элику), как и кого назначать своим послом, писал:

Не торопясь, Элик, решай дела

При назначенье нового посла.

 

Пусть вступит на чужие берега

Достойный Божий раб и твой слуга.

 

Ему нелегкий путь предуготован,

Пусть будет он умен и образован,

 

 Чтоб все твои дела в краях чужих

Он возвышал своим участьем в них.

 

И подтвердить пусть будет он готов

Улыбкою своей правдивость слов.

 

Но пусть, слова обдумывая чьи-то,

Он понимает, что за ними скрыто.

 

В чужих краях, Элик, твои дела

Зависят от способностей посла.

 

…Твой подданный, что к золоту стремится,

Для должности посольской не годится.

 

Пусть тем мужам, кто любит пить вино,

Послами стать не будет суждено.

 

Пусть будет твой посол добросердечен,

Умом и бескорыстием отмечен.

 

И скромность в довершение всего

Пусть будет украшением его,

 

Чтоб с ним никто не избегал сближенья

И не терял, сближаясь, уваженья.

 

Пусть, многих языков владея знаньем,

Он будет дружен и с правописаньем.

 

Когда хорош посланник властелина,

Для радости владыки есть причина.

 

Меж тем как глупый и плохой посол –

Источник многих бед и многих зол.       

 

Подумать только: этому стихотворению почти тысяча лет, а оно звучит и сегодня, как практическая инструкция по подбору послов. Шамсиддинхан-ака полностью соответствовал всем этим высоким критериям Посла.

Дипломатический путь Ш.З. Бабаханова шёл от народной дипломатии к профессиональной. Он начал свою дипломатическую деятельность, можно сказать, задолго до официального назначения его Чрезвычайным и Полномочным Послом Республики Узбекистан в Арабской Республике Египет. Речь идет о его деятельности на ниве народной дипломатии, а именно – о работе в Отделе международных связей мусульманских организаций СССР, начиная с 1962 года. Другими словами, он имел более чем 30-летний опыт международной работы.

Можно указать на три направления деятельности Ш.З. Бабаханова в сфере народной дипломатии.

Первое направление– работа в Отделе международных связей мусульманских организаций СССР. Он вёл весьма активную дипломатическую деятельность по установлению и развитию международных связей с мусульманами зарубежных стран. При этом он принимал активное участие в дипломатических переговорах и приёмах, сопровождал зарубежные делегации по стране, организовывал и участвовал в работе международных религиозных конференций. Вследствие всего этого, он устанавливал и развивал личные контакты со многими религиозными и общественными деятелями зарубежных стран.

Второе направление– участие в работе ряда неправительственных международных и отечественных организаций, таких как Всемирный Совет Мира, Всемирный Верховный Совет по мечетям, Советский Комитет солидарности стран Азии и Африки, Советский и Узбекский Комитеты защиты мира, Советский и Узбекский фонды мира.

Третье направление– установление и развитие сотрудничества с исламскими образовательными и исследовательскими центрами и организациями различных мусульманских стран. Этому способствовали прекрасное знание арабского, английского, русского, фарси и узбекского языков, а также научные изыскания в области исторического и культурного наследия исламской цивилизации. В знак международного признания научных достижений Шамсиддинхана Бабаханова в 1985 году его избрали действительным членом Академии Хашимитского Королевства Иордании.

Разносторонняя деятельность Шамсиддинхана Бабаханова на поприще народной дипломатии способствовала дальнейшему повышению международного авторитета САДУМ в деле религиозной и миротворческой активности, сплочения рядов мусульман на основе идеалов мира, добрососедства и дружбы между народами.

Шамсиддинхан Бабаханов пришел на профессиональную дипломатическую работу в 58 лет абсолютно зрелым человеком, будучи всемирно известным религиозным деятелем и учёным. Это равносильно тому, чтобы военную службу в армии начать с полного генерала. Дипломатия, между тем, – не спринтерский бег и не борцовская схватка. Возраст здесь подчас – на пользу, а не в ущерб. Действительно, на долю Шамсиддинхана выпала уникальная дипломатическая карьера. Он оказался прирожденным дипломатом: работал Чрезвычайным и Полномочным Послом Республики Узбекистан в Арабской Республике Египет и Королевстве Саудовская Аравия, а также по совместительству в Алжире, Бахрейне, Кувейте и Иордании. В общей сложности пробыл послом 8 лет. Таким образом, неординарный и необычный муфтий Ш.Бабаханов оказался выдающимся и успешным и на дипломатическом поприще.

Назначение Ш. Бабаханова послом Узбекистана в АРЕ породило уникальный в своем роде феномен. Арабская дипломатическая община сразу и безоговорочно восприняла Шамсиддинхана Бабаханова как своего. К моменту его приезда в Каир за ним тянулся шлейф популярности как видного религиозного деятеля и ученого не только в родной стране, но и в арабском мире.

Обратимся еще раз к истории. Патриарх мировой дипломатии Г. Никольсон, ссылаясь на книгу мэтра французской дипломатии Франсуа де Кальера, писал, что «качествами идеального дипломата являются правдивость, аккуратность, спокойствие, терпение, хороший характер, скромность, лояльность». Это также и качества идеальной дипломатии. «Но читатель может возразить, – продолжал Г. Никольсон. – Вы забыли назвать ум, знания, наблюдательность, осторожность, гостеприимство, очарование, прилежание, мужество и такт. Я не забыл о них, я считал, что эти качества сами собой разумеются». А Ш. Камбон добавлял о необходимости для дипломата «независимости ума».

У Ш. Бабаханова эти вечные дипломатические ценности присутствовали в полной мере и в нужных пропорциях. Именно по этой причине к Бабаханову как Послу с уважением относились в арабском мире.

Скромность, а не бахвальство, деловитость, а не пустословие, верность данному слову и международным обязательствам, трудолюбие и любовь к своему делу – таков в целом был стиль работы Ш. Бабаханова.

Речь Шамсиддинхана Бабаханова была точной, образной, в необходимых случаях твердой. В ходе переговоров его язык был конкретным и вежливым. Одним словом, его дипломатический стиль отличался серьёзностью и основательностью.

Где бы ни был Шамсуддинхан-ака, он старался вникнуть в историю, культуру, политику других народов, что также свидетельствует о его высоких профессиональных качествах.

Как человек в высшей степени добросовестный, Ш. Бабаханов очень старательно исполнял принятые им на себя дипломатические обязанности, а будучи одарён необыкновенными способностями, он вел переговоры с умением и большим знанием дела. Этими качествами и отличается его дипломатическая деятельность, как ни тяжела она была для него, как первого узбекского Посла в арабских странах. Страстный патриот своей Родины, он последовательно продвигал интересы Узбекистана и с достоинством поддерживал международный престиж страны.

Ш. Бабаханов своими необыкновенными дарованиями и нравственными достоинствами достигал любви и уважения членов дипломатического корпуса и всех, с кем сталкивала его дипломатическая жизнь. Уважение, которое все питали к Послу Бабаханову, как человеку высокообразованному и не менее нравственному, оказало большую услугу и Узбекистану, представителем которого он состоял. В Каире и Эр-Рияде он сумел окружить себя людьми во всех отношениях достойными. Друзьями и коллегами его были выдающиеся государственные, общественные и религиозные деятели арабских стран, дипломаты, ученые, представители культуры, пользовавшиеся почётом в своей стране и за границей. Благодаря личным своим достоинствам, он всегда умел расположить к себе людей, с которыми имел дело. Да иначе и не могло быть, потому что сам Шамсуддинхан-ака ставил выше всего интересы мира и дружбы, уважения и сотрудничества, и удовольствие ему доставляло только общество людей, одинаково с ним настроенных в этом отношении. Такие личности, как Шамсиддинхан Бабаханов, цементируют узы дружбы, придавая им неразрывный характер.

Таким образом, можно без преувеличения утверждать, что Ш. Бабаханов заложил своею личностью – безупречной, чистой, светлой – основы независимой узбекской дипломатии в арабских странах. Он ушел из жизни в возрасте 66 лет в апреле 2003 г. Тысячи ташкентцев, представители дипломатического корпуса посольств арабских и исламских стран пришли на площадь «Хазрати Имам» и в медресе «Баракхон», чтобы проводить в последний путь Шамсиддинхана Бабаханова. Он похоронен в родовом склепе на кладбище «Гойиб-ота» в Ташкенте рядом с прадедом Абдулмажидханом Эшоном.

Мы имеем полное право гордиться династией Бабахановых. Муфтии Бабахановы были личностями, безусловно, светлыми. Трудно назвать других религиозных деятелей, которые в нравственном отношении могли бы быть поставлены выше них. Личная польза играла ничтожную роль во всей их жизни и деятельности. Они жили почти исключительно для пользы своего Отечества. Если к кому-нибудь можно применить латинское изречение: «Salutipublicaevixittotus» («Общественному благу – вся жизнь!»), то именно к ним.

Жизнь и деятельность трёх поколений муфтиев Бабахановых из древнего и знатного рода исламских просветителей были направлены на распространение и повсеместное утверждение миротворческих идей Ислама. Их высокая нравственность, духовная энергетика не только не ослабевают, но и усиливаются. Они продолжают быть среди нас. О таких людях писал известный поэт Максуд Шайхзаде:

Есть такие жизни, что жалки и чахлы,

Как кустарник серый вымерших песков.

И бывают смерти пламенным началом,

Гордого бессмертия на века веков.

 

Амирсаидхан Усманходжаев, Председатель Правления  Фонда  муфтиев Бабахановых, Ташкент, апрель 2012

 


[1]Юсуф Хасс Хаджиб Баласагуни (1015/10-?) – поэт и энциклопедически образованный ученый служил главой придворного штата при дворе Караханидских правителей, за что ему было пожаловано звание «хасс-хаджиб» – «министр двора» или «главного камергера». Нисба «Баласагуни» образована от названия города Баласагун, стоявшего на реке Чу в Семиречье. Его основная работа «Кутадгу билиг» («Благодатное знание») – дидактическое произведение, в котором автор выявляет основные принципы разумного правления, цель которого – создание справедливого общества и достижение человеком личного счастья, а также определяет нравственные приоритеты и духовные ориентиры. Основную часть произведения составляют диалоги: Элика (правителя) Кюнтогды со своим советником Айтолды, затем с его сыном Огдюльмишем, и т.д. Поэма «Благодатное знание» («Кутадгу билиг») – первый известный памятник тюркской литературы – вводит нас в мир восточной мудрости.


URL:
Авторские колонки
Альманах
Ислам в современном мире


Минарет Ислама
Первый российский журнал исламской доктрины

XIII Фаизхановские чтения

Реклама